?

Log in

Previous Entry | Next Entry

10. Икона ушкуйников

Существует ещё одно доказательство справедливости гипотезы существования на месте древней Казани столицы Третьей Руси. В Ипатьевской летописи под 1182г. описан поход русских князей на «Великий город Серебрянных болгар», который можно отождествить с Учель-Казанью. Взять им его не удалось. Во время осады бронебойной стрелой (вероятно, из арбалета) был смертельно ранен один из князей.
Русские перед осадой города оставили корабли на некотором расстоянии от города, на островке на Волге, – не стали подниматься на судах вверх по Арсе-Казанке. Вероятно, не хотели рисковать своими средствами передвижения, которые противник мог запереть в узкой протоке. В районе высадки кораблей состоялось сражение отряда русских, оставленного для охраны судов (насад и галеев), с подоспевшей подмогой из других болгарских городов. При этом сообщается о победе русов и уничтожении ими судов противника под названием «учаны».
«И прибегоше к Волзе (въскакаша) въ учаны, и ту бьсе опровергоша учаны, и тако истопоша боле тысячи их».
Второе упоминание учанов: «В лето 6713 (1205 г.)…Того же лета посылал князь велики Всеволод Юрьевич рать судовую на Болгары Воложскиа и Камскиа, и ходиша по Волге до Хомол, и много полона взяша, а других изсекоша, и учаны многи разбиша, и товар мног взяша, и тако возвратишася во своаси.». ( Симеоновская летопись). Город Хомол – это Казань. Возле него была пристань с судами-учанами.

• учан – "вид речного судна", зап., блр. учан (Станг, UР 146), др.-русск. учанъ (Ипатьевск. летоп. под 1182 г., I Соф. летоп. под 1471 г. и др.). Производится из тюрк., ср. чагат. uchаn "вид лодки", бухар., туркм. ucan; см. Мелиоранский, ИОРЯС 10, 4, 132. Но ср. чан. http://fasmer.net/p758.php стр 758

• Учан-су — (по-татарски летучая вода) водопад р. У.-су на южном берегу Крыма, в 8 в.
от гор. Ялты, близ с. Аутки. Выс. водопада 350 фт., состоит из ряда уступов… (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона) http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz ... 0%B0%D0%BD

Итак, учан – означает летучий, то есть, быстрый, летящий, что говорит о качествах данного судна. Хотя учаны относят к торговым судам, но они, как видим из сообщения 1182г., использовались и для военных операций. Первые упоминания этого типа судов связано с «Серебрянными» (Нукратскими, Камскими) булгарами. В дальнейшем учаны причисляются историками к русским судам. Это косвенно подтверждает наше предположение, что древняя Казань была столицей третьего русского государства.

«Судовую терминологию этого периода (16-17в.) можно свести к двум типам: одни суда носят названия то рекам, на которых они построены или которые ими обслуживаются, другие суда получили свои названия по своему типу или назначению. К первой категории можно отнести коломенки, ржевки, белозерки, устюжны и т.д. Ко второй - струги, насады, дощаники, ладьи, каюта, учаны, паузки, ушкуи и другие суда…
Более или менее крупным судном был учан, напоминавший по конструкции плоскодонный дощаник. Учаны обычно ставились в один ряд с крупными грузовыми судами. Так в новгородской таможенной откупной грамоте Ивану Филатову среди транспортных судов упоминаются ладьи, паромы, учаны и барки…
Крупными центрами судостроения были все волжские и приокские города: Казань, Нижний Новгород, Астрахань, Калуга и др.»
http://74.125.77.132/search?q=cache:ZY- ... nt=firefox

«Система средств сообщения, созданная в X—XII вв., со-кранилась почти без всяких перемен в XIII — XV вв. Голубая сеть рек по-прежнему являлась основной сетью путей; по рекам плавали такие же насады, набойные ладьи, учаны, струги и челны; водные пути соединялись по сухим местам такими же волоками; сухопутные пути по-прежнему были в зачатке, по мокрым местам их дополняли те же гати, ездили посуху главным образом на санях. ' Основным боевым кораблем русских речных флотилий в эту эпоху ' был насад. [До нас дошел ряд его зарисовок-в рукописи XIV в. «Сказания о Борисе и Глебе». Слово «насад» неоднократно повторено в тексте и даже в подписях к рисункам, что увеличивает их документальность. Изображены корабли одного и того же типа с чрезвычайно высоко поднятыми носами- и кормами. Общий контур позволяет принять гипотезу И. А. Шубина, что «насады были первым опытом судов, так сказать, комбинированного типа, среднего между ладьей и стругом…
Для понимания слова «учан» интересен рисунок Никоновской летописи XVI в., поскольку в этом веке учаны еще были широко распространены. Там, где в тексте встречено это слово, на рисунке изображены большие дощатые суда с высокими каютами на носах и кормах, под парусами; видны двери кают. Изображения таких судов в названной летописи вообще часты 23. И. А. Шубин тоже считает учан крупным дощатым судном 24. Летописные упоминания позволяют считать учаны, равно как и струги, торговыми судами в отличие от военных насадов. В рассматриваемую эпоху учаны упоминаются сравнительно редко, но, судя по двум рассказам о новгородских пожарах, Волхов в Новгороде был уставлен учанами, и сюда на воду спасались люди от огня…
Все упомянутые суда появились еще в X—XII вв., в XIV в. к ним присоединились новые категории. Среди военных кораблей наряду с насадами стали упоминаться ушкуи, среди торговых судов наряду с учанами и стругами — паузки.
Термин «ушкуй» (иначе «ушкуль», «оскуй», «скуй») происходит, надо полагать, от внешнего оформления этих судов. И. А. Шубин обратил внимание «на идентичность нашего 'судового термина с поморским названием царя полярных стран — белого медведя — ошкуй или оскуй»28. Это заставляет вспомнить, что носы нарядных кораблей у всех народов делались в виде звериных или птичьих голов. Такие примеры очень многочисленны. Иногда отсюда назывались самые типы кораблей. Так, норманские драконы имели на носу драконью голову. У нас на Руси корабли с туриными, орлиными головами неоднократно упоминаются в былинах, а в миниатюрах Кенигсбергской летописи XV в. встречаются ладьи, носы которых представляют огромные птичьи головы. Нет ничего удивительного, что и нос ушкуя делался в виде медвежьей морды. Конструктивное различие между этим судном и насадом мы
не знаем.
Емкость ушкуя можно вычислить по летописному рассказу (1375 г.): «Новогородцкиа разбойницы в седмидесят ушкуех, а воевода бе у них Прокофей, а другый Смолянин, бе же их всех две тысящи, и поидоша на реку на Волгу» (Никоновская летопись)29. Следовательно, ушкуй вмещал до 30 человек с оружием и припасами (очевидно, люди жили в каютах под палубой). Он был больше боевой ладьи, судя по описанию псковского флота 1463 г., «а всех было людей с посадником Дорофеем 20 скуев да 80 ло-дей, а все то с людми» (Псковская I летопись) 30. Ушкуи ходили и по морю, например, в них новгородцы переплыли через Баренцево море и напали на Норвегию в 1320 г.: «...а Лука ходи на Мурманы, а немци избиша ушкуи Игната Молыгина» (Новгородская IV летопись)31. Чаще всего ушкуи спускались на Волгу; рассказов об этом много. Вот пример большого флота: в 1366 г. «приидоша из Новгорода Великаго новогородци разбойницы, и бысть их двесте ушкуев, и поидоша вниз Волгою рекою» (Никоновская летопись)32. Доходили подобные походы до Каспийского моря. Ушкуи строились не только в Новгороде и Пскове, но и в третьей северной республике— Вятке. В 1374 г. «идоша на низ Вяткою ушкунцы разбойници, 90 ушкуев»33. Термин «ушкунцы», или «ушкуйники», например: «...вятчане... избиша разбойников ушкуйников» (Воскресенская летопись, 1379 г.) 34 — не раз встречается в летописях. Новгородские ушкуйники завоевали себе грозную известность.
http://74.125.77.132/search?q=cache:BHh ... nt=firefox Конец цитат.

Известные объяснения происхождения слова ушкуй не выдерживают критики. Кроме того, замечено, что словом ушкуй называли разные по конструкции суда. Поэтому можно предположить, что слово ушкуй само по себе не обозначало какое-то определенное судно, а произошло от места начального изготовления различных судов.
В Джагфар Тарихы этимологии слова ушкуй посвящено довольно много места, что несколько странно. И при том, внятного объяснения происхождения не дано. Нельзя же считать таковым «три лодки» - от булгарского «уч-каек». Вместе с тем, в указанном тексте отражено существование некой местности в верховьях Камы с названием Уч-куй. Однако, археология 14в. не дает оснований полагать, что в это время на Каме уже существовали многочисленные новгородские поселения. Русские новгородцы только начали здесь появляться. Заметной военно-политической силы они еще не представляли.

«Русские приходят в северную часть Верхокамья не ранее конца XIV –
начала XV в., о чем говорят находки керамики и финских подвесок близ…
Таким образом, в XI-XII вв. Верхнее Прикамье было даннической
территорией Новгорода. С XIII в. на родановских поселениях появляется
древнерусская керамика домонгольского облика, документирующая
появление славян в регионе. По-видимому, к этому времени здесь уже
существовали разрозненные туземные раннефеодальные княжества,
известные с XIV в. под общим названием Пермь Великая. Пока неясны ни
размеры, ни структура, ни степень "зрелости" этих образований, но вряд
ли они имели какие-то четкие признаки развитой государственности. С
началом массовой миграции русских в XIV – начале XV в. история Перми
Великой вступает в качественно новую фазу: возникают первые
поселения городского типа с участием коми-пермяков (Анфаловский,
Искор, Чердынь), ставшие центрами волостного характера, но
одновременно сохраняются и пермяцкие родовые "гнезда". Ядром
складывающегося полиэтничного государства являлась сравнительно
небольшая территория в низовьях рек Колвы и Вишеры и прилегающего
течения р.Камы, где особенно ощутимым было присутствие русских
поселенцев». - Л. Д. Макаров, автореферат.
Поэтому совершенно фантастичны рассказы ДТ о десятках тысяч проживавших здесь ушкуйников-разбойников. От силы, несколько сотен. Рассказ о нравах и порядках ушкуйной вольницы более похожи на описание Вятки 15в.
Если не было верхнекамского Уч-куя, тогда откуда взялось само слово?

Ещё раз внимательно почитаем этимологический словарь:
* учан, м., стар. речное судно. Др.-рус учан (с 1182 г. по 16 в.) лодка, судно речное (Срезневский, 3, 1332, 1333); Сл. Акад., 1794 учан; Даль, 4, 527 учан (тур.); учан старинное новгородское судно (Сл. Акад., 1964, 16, 1133). "Производится из тюрк., ср. чаг. ucan 'вид лодки', бухар., туркм. ucan; см. Мелиоранский, ИОРЯС, 10, 4, 132. Но ср. чан" (Фасмер, 4, 179). Ср. Радлов учан (чаг.) корабль, большое судно (1, 1723).
* ушкуй, ушкол, м., стар. ладья, лодка; ушкуйник речной разбойник; ушкуйничать пускаться на грабеж шайками на ушкуях (Даль, 4, 529). Др.-рус. ушкуи (с 1320 г.) род судна; ушкуиникъ, ушкуиници (с 1371 г.) ходящие на ушкуях, вольные люди новгородские; ушкулъ (с 1553 г.) то же, (что ушкуи род судна (Срезневский, 3, 1344). Ср. также ускуи (с 1418 г.) ушкуй, род, судна (там же, 1266), скуй (c 1463 г.) ушкуй, род лодки (там же, 397). "Источником считается др.вепс. *uskoi 'небольшая лодка', стар. фин. wisko - то же, эст. huisk... Неправильно сближение со шкут, вопреки Горяеву (ЭС, 390)" (Фасмер, 4, 180, 181).
Можно, как нам кажется, предположить тюрк. происхождение слов ушкуй, ушкол. Ср., напр., в кирг. учкул в знач. способный быстро летать, быстролетный, учкур то же, что учкул (Юдахин, 1965, 112); узб. учар летающий, летучий; учар кайыц летающая лодка (Узб.-рус. сл., 1959, 482). См. Радлов учур {тв.т.) = учкур скоро летающий (1, 1727); учкур (тел., алт.; чзаг.) быстро летающий (1, 1730). Ср. также чаг. учан (Радлов, 1, 1723) в знач. корабль, большое судно (с тем же элементом уч-).
У Радлова же приводится тат. ушкы в знач. струг, рубанок. Может быть, ушкуй в знач. лодка в др.н. рус. возникло как омоним по аналогии со словом струг, имевшем оба значения: 1.рубанок; 2. лодка».
http://74.125.77.132/search?q=cache:ebn ... nt=firefox
http://www.s155239215.onlinehome.us/tur ... sianRu.htm
Конец цитаты.
Итак, «учан» и «учкул» имеют в тюркских языках идентичные значения: летящий, быстролетный, что по смыслу подходит к военно-торговому судну средних размеров снабженному парусом. Различия в произношении могут объясняться тем, что слово это было заимствовано и оттого переврано. Предположим, что название судна произошло от места его появления, которое можно связать с домонгольской Казанью, вспомнимм, что в тот период город имел у булгар схожее название Учель. Просматривается цепочка слов: учан – чан – казан – котел – Котельнич. Заметим, в русском языке слово «посудина» имеет двойной смысл - судно и посуда.
В Казани, которая называлась Учель-Ошель в 12 в. изготавливали характерные суда учаны или ушкули; а ушкуйники, таким образом, – это казанцы, изгнанные в конце 13в. со своей земли. Вместе с ними по северной Руси распространились типы судов-учанов (ушкуев). Так как слово было заимствовано и русскими и тюрками от составного Уч-эль (три города), то оно получило различные варианты произношения и приобрело собственный смысл – летящий корабль. Именно он в виде сказочного Крылатого Дракона изображен на гербе Казани.

Если во второй половине 13в. учельники-ушкуйники – они же предки казаков - покинули свою родину, то наверняка хотя некоторые из них поселилась на Вятке. Часть в городе Колин в устье Моломы, остальные – в районе Чуршинского городища в Слободском-Кошкаре и Микулине. На самой Чурше расположились Арские князья, а казаки-гарачцы были их войском. Устье Моломы сначала контролировали новгородцы, но в начале 14в. этот регион - Колоперем, как было сказано выше, - был потерян Новгородом. Колынские-Моломские ушкуйники перебрались в Новгородскую землю. Видимо, Арским ушкуйникам пришлось укрываться какое-то время на верхней Каме. Сами князья сохранили свои владения на Вятке, возможно, приняли ислам. Спустя полвека с ослаблением хватки Орды, потомки ушкуйников стали возвращаться домой на нижнюю Каму и Вятку. Вместе с ними в походах участвовали новгородцы, устюжане, двиняне. Атаки на татар они координировали с ушкуйниками жившими прежде в Арской земле хотя какие-то раздоры между ними неизбежно случались. Об этом говорят сообщения 1379 и 1417 годов.
Представить все в деталях трудно. Важно определиться, до какого времени Чурша была княжеским замком, и какие отношения были между князьями и ушкуйниками в 14-15 веках.

Этот вопрос самый сложный из-за недостатка информации. То что есть противоречиво.
Доступные сведения по археологии Чуршинского городища (изучено всего 150кв.м. площади) говорят следующее: крепость существовала в 13-14 веках. Во второй половине она была перестроена, – ограда из частокола была заменена на срубные двухярусные клети с тремя башнями квадратной формы (подобная конструкция и на др. Вятских городищах той поры). О принадлежности арх. находок прямых данных нет. Надо заметить, что вид укреплений городов и отчасти вооружения русских и булгар почти не отличались. Различия наблюдаются в керамике и украшениях, но воины и князья сами ничего не изготовляют, а пользуются предметами тех народов, среди которых живут. В 15в. жизнь на Чурше, вроде бы, продолжалась, но верхняя часть культурного слоя Чуршинского городища (как и Никульчинского) частично утрачена ввиду перекопки кладоискателями, пахотой и устройством на нем кладбища в 16в.
О месте захоронений обитателей Чурши 13-15 в. сведений нет. Могильник у подножия холма относят к сер. 1 тыс. С другой стороны, в Карино нет захоронений князей ранее 16в. Если Арские князья жили на Чурше, то где их могилы? Или археологи что-то скрывают, или захоронения находятся внутри холма. Не случайно С. Серкин ратует за изучение внутренности его современными электронными методами. Там вполне могут быть пустоты, шахты, ходы, склепы.
На момент взятия Арской земли в 1489г. «аряне», под которыми понимают Арских князей, не являлись христианами, известно, что их привели к «роте», а не «крестному целованию» – присяге на верность Московскому правителю.
Сообщение 1379г. о походе вятчан в Арскую землю – «Вятчане (зимою) ходиша ратию в Арскую землю и избиша разбойников ушкуйников и воеводу их Рязана изымавше убиша», – можно трактовать несколько иначе, так как теперь мы знаем, что ушкуйники – это переселившиеся на Вятку бывшие арсанцы. В таком случае, их воевода, вполне вероятно, был Арским князем. Рязан может означать не имя, а принадлежность к мусульманской вере – резаный, обрезаный. Резанцами называли перешедших в ислам. (Отсюда, кстати, название города Рязань, в домонгольские времена город имел другое название и даже местоположение)
С событием 1379г. мною связывается перемена ситуации в этой части Вятки: свержение власти князей и установление республиканских начал, и, как следствие, появление Карино – отдельного мусульманского анклава. В ДТ сказано, что гарачцы-христиане со временем взяли верх над мусульманами и язычниками. Неясно только, кто после этого жил на Чурше и до каких пор.
Разумеется, есть вероятность, что после 1379г. князья вернули себе крепость, просто об этом нет сведений. То, что арских князей вывели с Вятки вместе с другими вятчанами, свидетельствует о том, что они были в гуще событий той поры. В конце 15в. Москвой применялось в походах огнестрельное оружие. У подножия Чуршинской горы была найдена ручная пищаль. Возможно, это артефакт осады крепости Московским войском и пленения Арян. Спустя время их отпусти «в свою землю», но запретили селиться на Чурше…
Для прояснения ситуации нужны дополнительные факты.

 

С раскопками у нас неважно. Но приходится оперировать теми сведениями, которые имеются.
Городище Никульчино выделяется из всех Вятских своей изученностью и количеством обнаруженного материала. Люди жили здесь с начала 1 тысячелетия. Первые славяно-русские находки датируются рубежем 12-13в. При этом они перемежаются с финноугорскими. Свидетельства прихода массы русского населения, как об этом говорит ПСВ, в эту пору нет. Городок занимал всего 1500 кв. м, а жилища представляли собой землянки и полуземлянки южнорусского типа. Новгородцев с их добротными избами и не пахнет. Это нехотя подтверждают археологи, относя построение настоящего города ко второй половине 13в.:
«Обнаруженные при раскопках поселенческие находки определенно свидетельствуют о возникновении здесь древнерусского укрепленного поселения в конце XII - начале XIII в. Первый исследователь памятника, Л.П.Гуссаковский, склонялся к мысли об изначальности Никулицына как города, но позднее остановился на другой датировке - середина-конец XIII в., связав ее с массовым притоком населения на Вятку после монгольского нашествия. Раскопки автора показали, что действительно находки и сооружения этого времени более представительны». О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОРОДОВ ВЯТСКОЙ ЗЕМЛИ Л.Д.Макаров. http://www.tatar.museum.ru/mat/1_tes_06.htm
Добавлю, что по арх. данным в первой половине 14в. Микулин был значительно перестроен, его площадь увеличилась, стены, башни и рвы стали более основательными. К концу 14в. изменилась планировка улиц, жилища-полуземлянки сменились наземными избами, соединенными в длинные полукольцевые ряды «казарм». Возможно, уже в это время появился большой укрепленный посад с дополнительными линиями обороны. Аналогичные перемены происходили и в Слободском городе; они могут быть связаны с прибытием на Вятку новгородского компонента, - потомков ушкуйников родившихся в Новгородской земле и перенявших некоторые культурные традиции Новгорода.
Можно полагать, что ушкуйники из Арсы-Казани после ее падения в 1278г. рассыпались по всему русскому северу от Новгорода до верховий Камы, при этом лишь часть из них с Арскими князьями поселились на Вятке. У Каринцев есть предание, что земли на Вятке они получили от хана Узбека (правил 1312-1341г., перешел в ислам в 1320г.). Вероятно, за переход в ислам и покорность царь подтвердил их права на Вятские владения. (Известно, что при смене правителя князья и митрополиты ездили в Орду за получением нового ярлыка.) Воспользовавшись начавшейся смутой в Орде, ушкуйники стали собираться на Вятке и в 1359г. захватили власть в Вятской части Арской земли, устроив здесь свою казачью республику. Отсюда, координируя действия с ушкуйниками-Новгородцами (вероятно, родственными им), они организовали нападения на булгаро-татарскую нижнюю Каму и Волгу в намерении отвоевать землю своих отцов – Арсанию.
В свете сделанных выводов можно рассмотреть загадочное сообщение Типографской летописи о пребывании на Вятке Суздальских князей. Отрывок из 2 главы http://skygrad.narod.ru/texts/khlinov.htm :
«Тое же осени (1401) князь великы Василей посла искати княгини, княжь Семеновы Дмитреевича, Иоана Дмитреевича Оудоу да Федора Глебовича да с ними рать свою. И идоша на Мордву. Наехаша же ю в Татарской земли на месте, нарицаемомъ Цибирциа, оу святого Николы, поставилъ бо бяше церковь тоу Бесерменинъ Хазибаба, и тоу изнимаша княгиню Семенову Александру и, ограбивше ю, приведоша на Москвоу и с детми. И пребысть на дворе Белеоутове, дондеже сослався князь Семенъ и покорився». На другой год, «слышавъ князь Семенъ Дмитреевичъ Соуздалский, что княгини его и с детми изнимана и казна его взята, самъ бо бяше тогда бегаа по Татарскымъ местомъ, и посла к великому князю с челобитьемъ и с покорениемъ. Князь же великый опасъ дасть ему. Он же прииде на Москву изъ Орды и взя миръ с великымъ княземъ, иде с Москвы на Вяткоу и съ княгинею и з детьми, боленъ бо оуже бяше. И пребысть на Вяткь 5 месяць и в болший недоугъ впаде, преставися декабря въ 21, на память Петра чюдотворца».
Князь Семен Суздальский бежал от преследования Василия Московского. Для приведения к покорности была предпринята операция по захвату в заложники его семьи. После чего князь явился в Москву, был «прощен», но, вероятно, отравлен на пиру. Возвратившись на Вятку, он вскоре умер. Под Татарской землёй и местностью «Цибирциа» достаточно уверенно можно понимать Арскую землю вблизи устья реки Чепцы, а это точный ориентир для нахождения Никульчинского городища (дальнейший текст подразумевает Вятский регион). Выражение у святого Николы можно трактовать как: в городе с церквовью со святой (чудотворимой) иконой Николая. Это важный факт. Церковные историки на основании этого сообщения полагают, что, уже к 1401 году икона была перенесена с реки Великой в Хлынов, где и укрывалась супруга Суздальского князя, а затем и он сам. С этой поры, по их мнению, начали совершать ежегодные крестные ходы на Великую. Однако, Хлынов в ту пору если и был, то не являлся чем-то выдающимся. Археология конца 14–начала 15 веков более выделяет Никульчинское городище. Таким образом, правильнее будет считать, что семья опального князя укрывалась от преследования Москвы в Никулицыном городке, где лет за 20 до того под сенью святого Николы обосновались ушкуйники. Никуличане в 1401 году по какой-то причине выдали Суздальскую княгиню. О месте пребывания и смерти князя сказать определённо нельзя. Вероятно, ему выделили место ссылки на Вятке, небольшой удел, возможно, в Кирдяпино к югу от Хлынова…
Конец цитаты.
Первоначально имя Гази означало на арабском языке «воин, совершающий набег», что близко по смыслу к понимаемому под словом «ушкуйник». О личности Гази-Баба можно предположить следующее. «История Гази-Бараджа» (1 том ДТ) была записана с его слов человеком по имени Гази-Баба Худжа. Приставка «Худжа» свидетельствует о статусе мусульманина побывавшего в Мекке. В Джагфар Тарихы сохранились и другие его записи (1269 год). Что если именно он был тем самым летописным Гази-Бабаем, основателем Никулицына городка? Косвенные свидетельства тому есть: близость времени и места; уход части населения Внешней Булгарии во второй половине 13 века на Вятку; а также то, что бесерменами на Руси обычно звали булгар (часть Каринских татар до сих пор называет себя так). То что бесерменин построил церковь не должно нас смущать, как не смутило это русского летописца – пути Господни неисповедимы. Нельзя исключить, что князья и рыцари из их окружения имели двойные имена, были двоеверцами, переходили из одной веры в другую в течение жизни. Распространенный до сих пор православный символ (крест с полумесяцем) может свидетельствовать о неком симбиозе верований существовашем в прошлом. Даже если князья и их ближайшее окружение были мусульманами, это, как видим, не мешало им укреплять христианскую веру среди своих подданных.
Верхушка ушкуйников, несомненно, хорошо владела тогдашним русским языком. Нельзя исключить, что летопись Гази-Бараджа была первоначально написана на какой-то разновидности древнерусского языка, что значительно облегчило работу по переводу ее на современный русский язык. Это объясняет «отсутствие» оригинала рукописи. Вопрос этот могут решить лингвисты.
Итак, основание Никулича и название главной его святыни было, вероятно, связано с именем Гази-Бабая. В округе распространены топонимы типа Бабайловцы, а также фамилии Бабайлов и Бабин. Похоже, что именно здесь в 1401г. находилась икона, известная на русском севере под именем Никола-Бабай, она же, по свидетельствам искусствоведов, Никола Вятский или Великорецкий.

Никола-Бабай был культовым святым ушкуйников. Центр этого культа был в Никульчино, где над въездом в город на воротной башне-часовне находился увеличенный резной образ. Отсюда название Микулицын, а также уничижительное "Болванской". Интересно, что такая деревянная скульптура появилась на Никольской башне Московского Кремля во второй пол 15в., - в период завоевания Вятки. На кресте-энколпионе найденном на Никульчинском городище изображен Св. Никола, на небольшой резной иконке – он же (подписан). Николай чудотворец и ныне особо почитаем в среде казачества. Итак, мы имеем слудующие доказательства связи города с культом св. Николая: 1. само название, не имеющее иной внятной трактовки, 2. нахождение на Никульчинском городище энколпиона и иконки с изображениями св. Николая, 3. упоминание в летописи под 1401г. городка на Вятке с цековью св. Николая основанной неким бесерменином Гази-Бабаем, 4. существование на Вятке древней традиции почитания особого образа Николая Чудотворца, называемого Вятский, Великорецкий, а также Бабаевский, 5. анализ источников 16в. в работе "Хлынов и крестные ходы". "За землею, называемою Вяткою, при проникновении в Скифию, находится большой идол Zlota Baba, что в переводе значит золотая женщина или старуха; окрестные народы чтят ее и поклоняются ей. Никто проходящий поблизости, чтобы гонять зверей или преследовать их на охоте, не минует ее с пустыми руками и без приношений. Даже если у него нет ценного дара, то он бросает в жертву идолу хотя бы шкурку или вырванную из одежды шерстину и, благоговейно склонившись, проходит мимо». (Матвей Меховский. «Сочинение о двух Сарматиях». 1517 год.) (сообщение Пестрикова на форуме «Вятка – родина казачества» авг 18, 2010 4:40 am) Предание о Золотой Бабе - идоле Биармийцев - можно связать с культом Миколы Бабая. Ушкуйники вполне могли захватить статую и перевести к себе в городок, переименовав и переделав реликвию по своему вкусу (заменили облицовку, оклад, киот). Так появился "Болванской" город на Вятке. Приведенная выше цитата о местонахождении Золотой Бабы "за землею называемою Вяткой" не исключает окрестности Никульчино, так как, судя из анализа старых иностранных карт и сообщения летописи 1401г. о городке у св. Николы, рекой Чепцой в прошлом считали также и среднее течение Вятки до устья Моломы. Собственно, от Кирова (Вятского городища) начиналась уже Арская земля, где укрывался суздальский князь. Размеры идола вряд ли были велики, а покрыт он мог быть не золотом, а более доступным серебром (или природным сплавом золота и серебра). Во всяком случае, Микулицын - это одно из вероятных мест локализации "Золотой Бабы" в 14в. В 15в. статую, видимо, вывезли куда-то. Всё это дает основания заключить, что в Никулицыне находился особо почитаемый образ св. Николы-Бабая. Это была одна из походных икон ушкуйников-казаков. По размерам она была невелика, около 17см. Изготовлена из дерева или металла, возможно, деревянный резной образ был покрыт окладом-киотом из серебра. Такая реликвия могла в походе в обычное время находиться на груди одного из доверенных лиц (воевода или ватаман), и подниматься перед сражением на шесте в голове войска или флотилии. Образ имел грозную славу далеко за пределами Вятки, а потому производил устрашающее действие на врагов. Вятчане для сражений издревле применяли особый боевой порядок - клин, кол, ватага, вятка. В голове и по флангам этого Клина стояли тяжеловооруженные рыцари в доспехах с хорошим оружием. В середине - все остальные, часть несла штурмовые лестницы и тараны. Клин-ватага состоял примерно из 500-900 воинов, это боеспособное население одной казачьей слободы. В дальных походах участвовала неженатая молодежь до 30 лет. Старшее поколение оставалось дома, занималось хозяйством, охраной, ремеслом. В качестве походных воевод иногда выбирали представителей знати со стороны, в частности, новгородских бояр. (На Днепре - из числа польской шляхты.) Это делалось для придания веса экспедиции, а также для того, чтобы снять с себя часть ответственности в случае политического конфликта. Теперь можно чуть прояснить вопрос о бродниках. Они, как следует из летописей, сотрудничали с монголами с 1223г. до 1250-х. Затем сообщений о них нет. Если Арсания – Менгу Булгар – в 1236-42 годах также сотрудничала с монголами, ее воины-казаки участвовали в походах на русские княжества и запад, то становится более прозрачна связь этих двух групп. Когда бродники не поладили с Ордой, они укрылись в Арсе, больше им идти было некуда. Тем более, что Арсания в это время сама начала войну с монголами. Возможно, все это связано со смертью Гази-Бараджа – вероятного лидера Арсании. Он умер при неясных обстоятельствах одновременно – в 1246г. – с князем Ярославом Всеволодовичем. Нельзя исключить, что бродники и арсанцы, затем ушкуйники, - одна и таже этническая группа.

Пермская деревянная икона Николы Чудотворца, Никола-Бабай Вятская статуя Николы из церкви с. Макарье в 10км от Никульчино

Comments

( 11 комментариев — Оставить комментарий )
skygrad
25 окт, 2009 09:43 (UTC)
Захват Казани татарами и русскими в 1278г. можно связать с появлением по ДТ отдельной Вятской провинции с центром в Колыне независимой от Новгорода и Булгара. На Вятку бежали казанцы-ушкуйники во главе со своим князем. Вероятно, Арским князьям удалось сохранить Вятский регион за собой по соглашению с Ордой в качестве удельного княжества.
borgheus
10 мар, 2010 18:55 (UTC)
http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=6813 Никульчинское городище, вид со стороны оврага.

http://www.vstrana.ru/index.php?option=com_rsgallery2&page=inline&id=518&Itemid=54
Список иконы из Николо-Бабаевского мон. г.Костромы

Икона-список "Житель" постоянно находилась в с.Великорецком http://www.vstrana.ru/index.php?option=com_rsgallery2&page=inline&id=534&Itemid=54

http://www.vstrana.ru/index.php?option= ... =54&gid=48
http://www.vstrana.ru/index.php?option=com_rsgallery2&Itemid=54&gid=11
Археология:
каталог вещей найденных на территории Хлынова.
Почуршинское городище, реконструкция вида по Л. Макарову.
вооружение вятчан (совершенно нет находок с Хлынова)
предметы культов, крестики, энколпионы, карты и др.
matreshkasamara
11 авг, 2010 12:35 (UTC)
Очень странно, что этимологию слова "ушкуй" вы ( и не только вы) ищите в каком угодно языке, только не эрзянском.
Ушман= Воин
Ушмо= Войско
Ушмодей = Командир
Ушкуй = боевой корабль
Обратите внимание на то, что Уш Гуй, дословно - Боевой змей, фактически то же, что и ДРАККАР.
borgheus
18 авг, 2010 12:00 (UTC)
Спасибо за информацию. Но во всех языках много заимствованных слов. В частности, в эрзянском таковыми могут быть и перечисленные вами. Уш-ман - воин, или дословно боевой человек. Ман - это не от западного мен (человек)? Наша этимология слова ушкуй опирается на множество фактов и размышлений. И главный из них - это местоположение певоначального города ушкуйников. Боевой змей-дракон, кстати, на гербе Казани.
matreshkasamara
19 авг, 2010 19:52 (UTC)
Осталось определить этимологию слова Казань))) Как вы думаете, Казань от "золотого казана", как гласит древняя татарская легенда или от эрзяно-мерянского "казанань" - государственный? Или от "Козя" - богатый...А за наводку по гербу с боевым змеем, спасибо.
borgheus
21 авг, 2010 10:51 (UTC)
Название Казань - второе у данного города, первое было Учель-Учкель-Ушкай - связано с именем казаков. В тюркских языках казак звучит как "кайсак". Происхождение казаков, которые как теперь становиться понятно, одновременно звались ушкуйниками, можно как ушкуйников по предположению skygradа вывести от казанцев. В тюркских языках - Кайсак, в западных - Cossak, двойной звук ss замещает йс и з. Учитывая, что в словах типа Кай происходит замена й на л, что везде подчеркивают лингвисты, а также вероятное выпадение к при заимствовании слова в другие языки, можно взять такую цепочку вариантов одного и того же слова:
Учель-Ошель, учкель, ушкул, ушкуй, усть-кай.
С другой стороны:
Казань, казан, кассан, кай-сан. Боплан писал, что слово Козак происходит от коза, но это не верно. Скорее от кайса или кай, а это, как мы знаем, частое название рек вокруг Вятки в местах обитания казаков-ушкуйников. Речка Казанка, на которой вблизи устья стоит Казань, могла изначально иметь название Кайса. А сам город зваться Усть-Кай, или Уч-кель. Отсюда выходят все остальные слова: Казань, город на реке Кайса, казак-кайсак, житель Казани и ее округи, и наконец ушкуйник.
У удмуртов встречается фамилия Кайсин, а у вятских русских Кассин. Не знаю как русские, а знакомые мне удмурты с фамилией Кайсин напоминают внешне казаков, смуглые, нос чуть с горбинкой. Удмурты в основной массе светлые и рыжеватые. Кайсин - могли назвать мальчика родивщегося от кайсака.
(Удалённый комментарий)
borgheus
27 авг, 2010 16:31 (UTC)
Судить заочно трудно. Но насколько я знаком с генетикой, существует половая избирательность при передаче признаков и генов. То есть, сын получает более от отца, а дочь от матери. Русские женщины более славянки и западноевропейки, а мужчины - более южане и финноугры.
skygrad
1 сент, 2010 09:57 (UTC)
У Кассиных-мужчин в районе глаз просматриваются финноугорские черты, но головы продолговатые как у европейцев. Это могут быть обрусевшие Кайсины.
skygrad
1 сент, 2010 10:00 (UTC)
Дополнение
Успенский Б.
Филологические разыскания в области славянских древностей
6.1. СКУЛЬПТУРНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ НИКОЛЫ
Так, именно отождествление с Волосом объясняет, можно думать, распространение скульптурных (резных) изображений Николы, особенно заметное в условиях борьбы православной церкви с сакральной скульптурой. На это несоответствие обращал внимание еще Олеарий, который с удивлением отмечал, что хотя русские не признают резных изображений, они тем не менее высоко чтут резной образ Николы Чудотворца в Москве (Олеарий, 1906, с. 315, 292). Необходимо отметить, что бытование подобных изображений объясняется именно особенным их почитанием, которое церковь поневоле должна была учитывать: известны случаи, когда церковные власти пытались противодействовать такому поклонению, но были вынуждены отступить от своих требований (ср., например, неудавшуюся попытку изъять резной образ Николы из мценского Никольского собора в 1777 г. Существование резных изображений Николы в свое время могло быть поддержано церковными связями с католическим Западом, отразившимися на характере культа Николы (см. выше, § 11.1), но едва ли не основным фактором является связь Николы и Волоса: статуи Николы в конечном счете восходят, вероятно, к идолам Волоса.
Есть во всяком случае веские указания на связь скульптурных изображений Николы с языческими изваяниями. Исключительно показательно в этом отношении свидетельство Е. В. Аничкова, которое мы воспроизведем здесь полностью. “От покойного брата И. В. Аничкова, бывшего председателем Новгородского Археологического общества, я узнал, — писал Е. В. Аничков, — о следующей странной истории, имевшей место не задолго до войны [т. е. до 1914 г.] в Крестецком уезде (Новгородской] губ(ернии]). В одном селе на „жальнике" (кладбище) стояло несколько каменных баб (статуй). Крестьяне чтили эти бабы и, говорили, будто к ним приставлен сельским обществом особый человек, собиравший с крестьян в положенные дни приношения зерном, как бы для жертвы. Новый священник, назначенный в тот приход, отказался служить на „жальнике" молебны о ниспослании плодов земных и о ниспослании дождя. Отсюда началось „дело", и администрации пришлось озаботиться о подавлении чуть не силой этого курьезного возврата к язычеству. Главный идол назывался Микола” (Аничков, 1923—1924, с. 543, примеч. 1).
Нет никаких оснований соглашаться при этом с интерпретацией Е. В. Аничкова, который почему-то усматривает здесь спонтанный возврат к язычеству, т. е. превращение св. Николая в языческого бога. Можно, напротив, с уверенностью утверждать, что речь идет о продолжающемся почитании языческих богов (еще в XX веке!), которые отождествились с христианскими святыми. В свете вышесказанного позволительно предположить, что одним из этих богов и был Волос ~ Велес.
Весьма знаменательно, что когда в 1540 г. в Псков привезли резные образа св. Николая и св. Параскевы Пятницы, то народ усмотрел в их почитании “болванное поклонение”, отчего, как сообщает летописец, в людях была большая молва и смущение. По всей вероятности, псковичи опознали в этих образах идолы Волоса и Мокоши; симптоматичным представляется уже то обстоятельство, что эта реакция идет, так сказать, снизу, а не сверху, т. е. со стороны простого народа (“простой чади”), а не со стороны духовенства.
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/usp/02.php
Из приведенного текста видно, что статуи Николы назывались «бабами», а также «болванами».

skygrad
1 сент, 2010 10:15 (UTC)
Дополнение2
По некоторым сведениям уже в 1403 году, образ-статуя св. Николая появился на Никольских воротах Московского Кремля (при великом князе Василии Димитриевиче, сыне Донского). Надвратный образ изображал Николая Чудотворца по подобию образа Можайского – с мечом в одной руке и с храмом в другой. Резную статую в Можайске датируют 1409г., то есть, уже после установки аналогичной в Москве. Можно предположить, что в Москву это чудо привезли в результате похода за семьей Суздальского князя в Вятскую Арскую землю, в Никульчино. Московское княжеское войско взяло контрибуцию на память об этом событии. В таком случае находит объяснение пространное сообщение в летописи, позже слегка подправленное (когда в 17в. убрали статую с башни, убрали и подробности о ней из летописи).
( 11 комментариев — Оставить комментарий )