?

Log in

Previous Entry | Next Entry

7. Призрак Арсании

Из работы с. Ухова «История Вятки как часть этнической истории восточной Европы»
http://74.125.77.132/search?q=cache:bb7 ... nt=firefox
Если заранее считать, что Вятку, Верхнее и Среднее Прикамье заселяли дикие финноугорские племена, то всё, противоречащее этому «очевидному» утверждению, будет признано недостоверным либо относящимся к другому региону. Вот пример одного из ранних свидетельств арабского географа ал-Истахри (930 – 933 гг.) в "Книге путей государств", опиравшегося на несохранившийся труд ал-Балхи (920 – 921 гг.):
«Русов три группы. Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и этот город больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийа, и третья группа их, называемая аль-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе. И люди для торговли прибывают в Куйабу. Что же касается Арсы, то неизвестно, чтобы кто-нибудь достигал ее, так как ее жители убивают всякого чужеземца, приходящего в их землю. Лишь сами они спускаются по воде и торгуют, но не сообщают никому ничего о делах своих и своих товарах и не позволяют никому сопровождать их и входить в их страну. И вывозятся из Арсы черные соболя и олово (свинец?)… Эти русы торгуют с хазарами, Румом и Булгаром Великим».
Аналогичное сообщение имеется у Ибн Хаукаля. Оба эти свидетельства, как и другие аналогичные, восходят, по мнению исследователей, к популярному в арабо-персидском мире дорожнику (путеводителю) Ибн Хордадбеха, который написан, скорее всего, со слов купцов в 846 г., во всяком случае, не позднее 80-х годов IX в.
Общепринята точка зрения, что Куйаба – это Киев, а Славия – Новгородская земля (словене). Местоположение Арса и Арсании считается дискуссионным. Б. Рыбаков, считающий Новгород X века захолустным городком, исходя из своей киевоцентричной теории, поместил все три группы русов на Средний Днепр, в Киевскую землю (52. С. 110 – 116), отождествив Славию с Переяславлем, а Арсанию – с Роднем. Это предположение знаменитого историка очевидно противоречит арабскому тексту.
Во-первых, вся Киевская земля из далекого Булгара видится одной точкой, наблюдатель не будет выделять рядом расположенные объекты, удаленные на полторы тысячи верст.
Во-вторых, города, расположенные рядом, имеют примерно одинаковый ассортимент экспортных товаров. В тексте же особо выделены товары, вывозимые из Арса: черные соболя и олово. Откуда под Киевом черные соболя?! Конечно, жители Поднепровья могли быть посредниками, но везти соболей с Севера или из Сибири через Днепр? Менее сомнительно олово, его могли везти из Рудных гор (Крушне-Гори). Но почему только через «Арсанию», а не «Куйабу» и «Славию»? Да и далеко, и путь есть более близкий.
Можно сказать, что и на Вятке, и на Каме тоже нет промышленных месторождений олова. Но давайте вспомним, что еще в XV веке до н.э. в Среднем Прикамье был центр металлургии бронзы, для выплавки которой может использоваться олово (Турбинская культура). И в I тысячелетии н.э. прикамцы снабжали бронзовыми украшениями Европу (см. выше). Где-то они брали олово для выплавки бронзы? Не везли же из Британии и с Рудных гор? Как пишут исследователи древней материальной культуры А.В. Шмидт и А.А. Иессен, залежи олова на Урале известны с древних времен. Возможно, по их мнению, оловянная руда была доступна и в Северной России, в частности, в регионах Ладожского и Онежского озер и в бассейне Печоры. Но залежей олова не было в Средней и Южной России (80, с. 205 и далее).
… Ал-Истахри прямо пишет о купцах Арса: «Они спускаются по воде». Из Поднепровья спускаться можно только в Черное море. Можно, конечно, подняться по притокам, через болота перевалить в окские притоки и спуститься до Булгара по Оке и Волге. Но зачем им было выбирать столь сложный путь, ведь сам Рыбаков подробно описал прямую сухопутную дорогу из Киева в Булгар, оборудованную специальными «истобами», своего рода почтовыми станциями, через каждые 70 км.
Знаменательно, что «арские князья» упоминаются и в русских, правда, более поздних источниках. В 1489 году Иван III, послав громадную рать, привел к покорности вятские города, при этом «вятчан больших людей всех и с женами и детми изведоша, да и Арских князей». «А торговых людей вятчан же иных в Дмитрове посади, а арских князей пожаловал – отпустил их в свою землю» (Софийская II летопись). Причем, летописец различает вятчан и «арян»: «вятчан всех к целованию приведоша, и арян к роте приведоша» (Новгородская IV летопись). Где эта «своя земля» у арских князей – из летописи не вполне ясно, но, во всяком случае, не Днепр.
…Арские леса и Арская дорога упоминаются в русских источниках и в связи с походом Ивана Грозного на Казань, и во многих других случаях. В Кировской области и в Татарии имеются несколько топонимов с основой «арс» (об этом ниже).
… Обитание «русов» к северу от Булгара не должно удивлять. Во-первых, возможно, это не этническая или не вполне этническая характеристика. Арабы отличают русов и славян (сакалиба), правда, есть сообщения, что русы разговаривают по-славянски, в других случаях это понятно по тому, что разговор идет через переводчика-славянина. Во-вторых, в знаменитом арабо-персидском анонимном географическом трактате второй половины X в. «Худуд ал-Алам» упомянута Кух-е рус «Русская гора» к северу от булгар-е андарун «внутренних булгар» (77. Перс. текст. – л. 38а; перевод В.Ф. Минорского – с. 160). Из контекста понятно, что речь идет о камских булгарах (по А.П. Новосельцеву: 40. С. 373). Скорее всего, речь идет о горах Северного Урала, которые у арабов и персов считались «русскими».

Конец цитаты.
Первая группа русов – Куйаба – ближайшая к Булгару. Это замечание относится не к Волжской Булгарии, а к Кара-Булгару, булгарской области к юго-востоку от Киева (включая Чернигов, Харьков и Путивль), где в 9 в. существовало государство Великая Булгария. Под давлением русов-варягов и хазар оно распалось, часть булгар в начале 10в. перебралась на Волгу, где приняла ислам. Более поздние сведения арабов относятся уже к Волжской Булгарии, южному соседу Арсании. В этот период арабы различали «внутренних булгар» и «внешних булгар». Последние были северными соседями, именно их можно отождествить с камскими, серебрянными или нукратскими булгарами.
С. Серкин в своей книге приводит факты обнаружения вблизи п. Первомайский, где находится Чуршинское городище, руд железа и цветных металлов. Вероятно, легенды о чудских подземных ходах основаны на рассказах о добыче минералов в шахтах. В геологическом плане Вятский увал близок Уральским горам. "Русская гора" отождествлена Е. Х. с Чуршинским городищем. Но это может быть и Елабужское.

 

Приведу исключительно интересный и важный для нас документ.
Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалуси из книги "Му'риб ан бахд аджаиб ал-магриб".
«А у него [Булгара] есть область, [жители которой] платят харадж (налог с христиан и язычников), между ними и Булгаром месяц пути, называют его Вису. И есть другая область, которую называют Ару, в ней охотятся на бобров, и горностаев, и превосходных белок. А день там летом двадцать два часа. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров.
А за Вису на море Мраков есть область, известная под названием Йура (Югра). Летом день у них бывает очень длинным. Так что, как говорят купцы, солнце не заходит сорок дней, а зимой ночь бывает такой же длинной.
И привозят люди мечи из стран ислама, которые делают в Зенджане, и Абхаре, и Тебризе, и Исфахане, в виде клинков, не приделывая рукоять и без украшений, одно только железо, как оно выходит из огня. И закаляют эти мечи крепкой закалкой, так что если подвесить меч на нитку и ударить ногтем или чем-нибудь железным или деревянным, то будет долго слышен звон.
И эти мечи как раз те, которые годятся, чтобы везти в Йуру. А у жителей Йуры (Югры) нет войны, и нет у них ни верховых, ни вьючных животных - только огромные деревья и леса, в которых много меда, и соболей у них очень много, а мясо соболей они едят. И привозят к ним купцы эти мечи и коровьи и бараньи кости, а в уплату за них берут шкуры соболя и получают от этого огромную прибыль.
А дорога к ним по земле, с которой никогда не сходит снег; и люди делают для ног доски и обстругивают их; длина каждой доски ба, а ширина - пядь. Перед и конец такой доски приподняты над землей, посредине доски место, на которое идущий ставит ногу, в нем отверстие, в котором закреплены прочные кожаные ремни, которые привязывают к ногам обе эти доски, которые на ногах, соединены длинным ремнем вроде лошадиных поводьев, его держат в левой руке, а в правой руке - палку длиной в рост человека. А внизу этой палки нечто вроде шара из ткани, набитого большим количеством шерсти, он величиной с человеческую голову, но легкий. Этой палкой упираются в снег и отталкиваются палкой позади, как делают моряки на корабле, и быстро двигаются по снегу. И если бы не эта выдумка, то никто не мог бы там ходить, потому что снег на земле вроде песка, не слеживается совсем. И какое бы животное ни пошло по этому снегу, проваливается в него и умирает в нем, кроме собак и легких животных, вроде лисицы и зайца, а они проходят по нему легко и быстро. А шкуры лисиц и зайцев в этой стране белеют так, что становятся вроде ваты, таким же образом белеют и волки. В области Булгара их шкуры белеют зимой.
А эти мечи, которые привозят из стран ислама в Булгар, приносят большую прибыль. Затем булгарцы везут их в Вису, где водятся бобры, затем жители Вису везут их в Йуру, и [ее жители] покупают их за соболиные шкуры, и за невольниц, и невольников. А каждому человеку, живущему там, нужен каждый год меч, чтобы бросить его в море Мраков. И когда они бросят мечи (гарпуны), то Аллах выводит им из моря рыбу вроде огромной горы (Киты), которую преследует, желая ее съесть, другая рыба, больше ее во много раз. И спасается маленькая от большой, и приближается к суше, и попадает на место, откуда не может возвратиться в море, и остается там. А большая рыба не может достать меньшую и возвращается в море.
Выходят жители Йура в море на судах и отрезают [мясо] от ее боков, а рыба не чувствует этого и не шевелится, и они наполняют свои дома ее мясом и поднимаются на ее спину, а она как огромная гора. И остается она у них какое-то время, пока они отрезают от нее: каждый, кто бросил в море меч, берет от рыбы долю. А иногда поднимается вода моря, и всплывает эта рыба и возвращается в море, а ее мясом наполнены уже сто тысяч домов, а то и больше.
Говорят: действительно, если жители Йура не бросят в море мечи, о которых я упоминал, то им не будет послана рыба и они умрут от голода.
Жителям Вису и Йура запрещено летом вступать в страну Булгар, потому что когда в эти области вступает кто-нибудь из них, даже в самую сильную жару, то воздух и вода холодают, как зимой, и у людей гибнут посевы. Это у них проверено. Я видел группу их в Булгаре во время зимы: красного цвета, с голубыми глазами, волосы их белы, как лен (светло-русые), и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый как уксус, он подходит им из-за горячести их темперамента, объясняющейся тем, что они едят бобровое и беличье мясо и мед».

(Публикация О.Г.Большакова, А.Л. Монгайта. - М.:Главная редакция восточной литературы, 1971)
Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалуси (1100 - 1170 гг.) - арабский путешественник, мусульманский проповедник и миссионер, выходец из Южной Испании (Андалусии). Около 20 лет жил в Саксине, городе в низовьях Волги, бывший Хазарский Итиль. Совершал поездки в страну Булгар в 1135 и 1150 г.
Из его описаний можно видеть, что к северу от страны Булгар расположены две страны – Вису и Ару. Вису можно отождествить с протяжённой северной булгарской провинцией Бийсу, в которую входили Вятка, Устюг (до середины 12 века), Пермь и Печора. Напомню, её жители платят харадж, то есть не являются мусульманами. Булгарские купцы ходят (вероятно, летом на судах) в Вису, где обмениваются товарами с тамошними купцами, а те уже самостоятельно добираются в ещё более северные местности (за полярный круг, Югру). Пунктами торговли Булгар в Бийсу могли быть: городища в устье Моломы; Слободской город на Вятке; Иднакар на Чепце; и Чердынь на верхней Каме («Вятское городище» 9–14 века).
Под Югрой можно понимать жителей северного побережья Океана. Они, не имея своего железа, закупают железные гарпуны, а также, ходят на лыжах с палками. С Югры не берут харадж, видимо, в силу удалённости её жители не забредают в Булгар, а потому торговые связи осуществляются через купцов Вису.

Описание араба относится к жителям области Вису, под которой нужно понимать огромную «булгарскую провинцию Бийсу» фигурирующую в Джагфар Тарихы. Населена она была различными племенами и народами. Вряд ли араб мог различать представителей соседних северных народов, приехавших зимой в Булгар, но, несомненно, что они были из соседних с Булгаром Арских (в том числе и Вятских) городков, население которых в 12 веке идентифицируется как финно-угры. Область Ару являлась южной частью Вису-Бийсу. По ДТ с середины 12 в. столица провинции Бийсу – Колын – располагалась в Нукрате-Вятке. Отсюда видна идентичность Арской и Вяткой земли, – это два названия одного и того же региона. В сущности, Арская земля – это бассейн Вятки, включая северную часть нынешнего Татарстана и Удмуртию.
В приведённом отрывке сказано, что в стране Ару охотятся на белок и бобров, а чуть ниже упомянуто, что люди пьющие напиток из ячменя едят мясо белок и бобров. Исходя из этого сопоставления становится ясно, что данный напиток готовили и употребляли жители страны Ару. Некоторые из приехавших в Булгар в дорогих шубах, что говорит об имущественном расслоении. Вероятно, они представляли собой аборигенную знать, – народ Чудь. Судя по приведённому тексту, это военно-купеческое сословие осуществляло торговые операции между булгарами и обширными северными территориями – Вису и Йура.
Жгучий горячительный напиток из ячменя – это Вотский самогон, водка, от русского имени для финноугров бассейна реки Вятки. Тюркское названиею водки – «арча» – пошло от места производства (изобретения) напитка – страны Ару (Арча – старое название речки Казанки). Таким образом, версия Похлёбкина об изобретении водки в Московии 15 века полностью несостоятельна. Выходит, он далеко не всезнайка (книга с текстом араба была издана ещё в 1971 г.), а, скорее, заведомый фальсификатор. Заметим, что для выращивания ячменя по климатическим условиям территория от нижней Камы до средней Вятки вполне подходит. Нужно полагать, что страна Ару располагала для производства водки достаточно развитым земледелием.

На Вятке издавна известна Кумышка – это не пиво и не брага, а самый настоящий самогон. Он, как известно, мутноватый, а потому получил "для конспирации" имя от слабоалкагольного молочного напитка кумыса. Сам араб-мусульманин ячменный напиток вряд ли пробовал. О его вкусовых качествах ему кто-то рассказал, сравнив с известным уксусом.
Трудно представить, что торговый караван из страны Вису помимо мехов везет за сотни км зимой ни на что не годное прокисшее пойло. (Для несведущих: на первом этапе брожения сахар превращается в спирт, на втором – спирт перерабатывается дрожжевыми бактериами в уксус.) Учитывая малое содержание спирта в кислом напитке, это должна быть приличная бочка. А ведь случаются морозы. И что тогда? Разогревать эту бурду на костре?! Посинеешь сам пока дождешься, а не то что согреешься и порозовеешь. В дальний путь надо брать крепкий напиток. Он занимает немного места, всегда под рукой, и, самое главное, не замерзает, - им можно быстро согреться. Алкаголь в организме, как известно, превращается в тепло. 40-градусная водка замерзает примерно при -30. Cлабый алкагольный напиток – уже при небольшом морозе (пиво, например, при -1), брать его зимой в дорогу не имеет смысла. Крепость более 15-20 градусов можно получить только методом перегонки. Из контекста описания араба видно, что этот напиток был очень крепок, - его употребляли в северных странах и закусывали мясом. (А в последствии огурцом - не случайно у нас появилась Истобенская традиция заготовки соленых огурцов.) Сравнение с уксусом ("кислый как уксус") чисто внешнее: от водки и от уксуса непривычный человек гримасничает от ожега полости рта совершенно одинаково, - вспомните эпизод из фильма "Кин-дза-дза".

Из работы С. Ухова:
Многие исследователи помещают прародину ариев в район Урала, как к востоку, так и к западу от него. Но если осторожные историки видят ее на Южном Урале (чему есть, кажется, веские доказательства), то «ведисты» (исследователи древних вед) относят ее чуть ли не за Полярный круг. Если их мнение хотя бы наполовину верно, то прародина индоиранцев (или хотя бы одной из этих ветвей) может оказаться как раз на Вятке и Каме. Впрочем, по топонимам столь древнего происхождения вряд ли можно различить конкретную языковую при-надлежность топонима, так как предки иранцев и индо-ариев говорили тогда на близких языках. Поскольку более позднее присутствие иранцев (народов, говорящих на языках иран-ской группы) на Вятке весьма вероятно, есть основания говорить именно об иранской при-надлежности топонимов либо (если доказано древнее происхождение) об индоиранских, вы-деляя индо-арийские лишь в несомненных случаях. Конечно, гипотетически нельзя исклю-чать и сохранение реликтовых групп индоиранцев – потомков неолитического населения – и в более позднее время.
…Сарматский племенной союз был сначала разбит готами в iii в., а затем и на сарматов, и на готов обрушились гунны. Сарматы частично вошли в состав гуннского союза, частично – от-ступили на окраины ареала: на Северный Кавказ, в Крым, вверх по Волге и Дону. Разбив-шись на отдельные племенные группы, они уже перестали представлять силу в Великой Сте-пи. Они обосновались было на Средней Волге и в устье Камы, но туда пришли остатки гунн-ского союза – тюркоязычные булгары. Некоторые племена потомков сарматов вошли в со-став Булгарского государства. Их участие в этногенезе камских булгар несомненно, что про-явилось в языке булгар и их языковых наследниках – чувашах (в большей) и казанских тата-рах (в меньшей степени). Но какая-то часть потомков сарматов отступила еще севернее, предположительно – к бассейну Вятки (р-н Малмыжа – по мнению Ф.И. Гордеева - 14, кото-рый основывается на изысканиях И. Синицына - 54; другая точка зрения у В.Ф. Генинга - 12) и, видимо, достигла даже Вычегды (могильники типа Веслянского i – 20а. С. 39 - 41).
Интересно, что по мнению многих историков (Вернадский, Цветков и др.) поздние сарматы часто смешивались со славянами. В некоторых антских племенах верхушка была сарматская, а основное население – славянское. В других – от сарматов оставалось только племенное имя.
Трудно представить себе друга степей сармата на лодке, разве что на лодке стоит конь. Но бездорожные лесные пространства можно осваивать только по воде, и главное средство пе-редвижения здесь – лодка. И не случайно в могильниках типа Веслянского (сарматских) об-наружены захоронения в лодках, что в более позднее время (как мы знаем из арабских ис-точников) было характерно для древних русов. Логично предположить, что на Севере, так же, как и в причерноморском регионе, образовался симбиоз из сарматов и славян и сармат-ские могильники были в действительности сарматорусскими. (Захоронения в лодках типично и для скандинавских викингов.)
Так или иначе, но потомки сарматов в послесарматское время (4-10 вв. н.э.) Вятку не могли миновать, и искать иранские следы этого времени в вятской топонимии логично.
Первым обнаружил топонимы иранского происхождения на Вятской земле Д.М. Захаров (18, 19), правда, он объясняет их булгарским посредством, через проникновение сарматских кор-ней в булгарский язык. Как мы видим, потомки сарматов могли называть вятские речки и по-селения и лично, так сказать, участвуя в этом увлекательном процессе…

…Выше мы уже говорили об упоминавшихся в средневековой арабской литературе городе Арс и стране Арсанийи, имевшей своего «царя». Судя по контексту, речь шла о субэтносе, наряду с киевлянами и словенами. В русских летописях говорится об «арских князьях» и «Арской земле» в связи с Вяткой. В 1379 г. вятчане «ходиша ратью в Арьскую землю и из-биша разбойников ушкуиников» (46. С. 201). Под 1489 годом арские князья попали в лето-писи уже как союзники вятчан в борьбе с Москвой (см. выше). В грамоте 1542 г. (или 1546) упоминаются арские татары: «… У слобожан в станех в Чисте и в Верховине арские татарове и отяки и чювашане деревни покинули тяглые…» (15).
Имеется ли связь между городом Арс x в. и Арской землей xiv в.? Решение вопроса осложня-ется тем, что неясна основа в слове Арский: арс или ар с суффиксом с: от чув. ar, тат. ary «удмурт» (М. Фасмер) или и.-е. ar «пахарь», арий «благородный», арий этноним.
Рассмотрим данные топонимики. В xv в. Казанское ханство в представлении москвитян де-лилась на три части: горная сторона (правобережье Волги), арская сторона (междуречье Вол-ги и Вятки) и луговая сторона (остальное левобережье Волги). В описаниях похода Ивана Грозного на Казань упоминаются Арское поле у Казани, Арские леса, Арские ворота казан-ского кремля, г. Арск (Арьск), летняя резиденция казанских ханов. В современной топони-мии остался г. Арск, севернее – р. Арсабка (xix в. – Арсаба, лев. пр. Уржумки, пр. пр. Вятки), еще севернее, в левобережье Вятки – с. Арское (совр. Немский р-н Кировской обл.). В Спи-ске 1876 отмечено займище Арсуха Котельнического уезда (правобережье Вятки, 120 км к западу от с. Арское). (Гидроним Арсаба может быть этимологизирован как «арская река», где аб «река» во многих иранских наречиях; ср. р. Мургаб и мн. др.)
Я обследовал весь имеющийся в моем распоряжении картографический материал: на терри-тории России удалось обнаружить еще только один топоним с основой арс.
(Е. Х. нашел д.Арсень возле Шестаково). Это дер. Арсаки Александровского р-на Владимирской обл. Таким образом, если исключить этот последний топоним как случайный, можно констатиро-вать, что топонимы с основой арс локализованы на территории между Казанью и Средней Вяткой, 120 км в параллельном и 170 км в меридианном направлении. Топонимы с основой ар встречаются в других регионах, например, на севере Башкирии (400 км восточнее): рр. Арей и Ар, сс. Ариево и Арово и т.п., а на Вятке и на «арской стороне» Татарии отсутствуют. Невозможно предположить, что жители этой местности имели такую любовь к суффиксу с, что без него основу ар не употребляли, значит, основа топонимов на казанско-вятской терри-тории все-таки – арс, почти буквально совпадающая с субэтнонимом, указанным арабскими авторами (с вероятным переходом s>th или наоборот).
...Кто же такие были эти «аряне» (или «арсуки»? или «арсы»?)? Арабы в x в. твердо считали их русами, правда, они различали русов и славян («сакалиба»), но это другой вопрос. В то время жители Арса были, по свидетельству арабов, язычниками. В xv в. арские князья были не хри-стианами (скорее всего, мусульманами). В 16в. говорится об арских татарах. Как все это со-вместить?
Тут нет ничего экстраординарного. В 10 в. верхушка Арса могла быть русской (в тогдашнем понимании этого этнонима). Заметим, что славяне составляли значительную часть населения Камской Булгарии (арабы называли булгарского хана «царем булгар и славян»). Булгарский хан принял мусульманство в 922 г.; под влиянием Булгарии мусульманство могли принять и соседние правители, а затем и подвластные им народы. Напомню, что отношения населения Вятки с основной Русью в это время были прерваны. С конца xiv в. на Вятку стало проникать христианство; оно было более благосклонно принято, т. к. основная масса населения Вятки оставалась в то время языческой, но с православной Русью его связывало языковое родство, в отличие от тюркоязычной Булгарии. Те же, кто оставался мусульманином, идеологически тяготел к Булгарии, а потом к Казани. Наверняка в бурном xiii в. из пределов Булгарии на север потянулись беженцы. Куда же им пойти, как не к своим единоверцам – под крыло ар-ского «царя». Таким образом, среди мусульман Арса возобладал тюркский язык. Вот откуда и взялись «арские татарове», а татарами в то время называли тюрок-мусульман, в отличие от тюрок-православных и язычников (кряшен и чувашей). По-видимому, есть основания счи-тать (а это общепризнанная точка зрения), что каринские татары и есть потомки подданных арских князей (конечно, не все потомки, а только те, кто остался верен мусульманству и вос-принял или сохранил тюркский язык). Заметим, кстати, что основа субэтнического опреде-ления каринский из скифского (иранского) кар «город, крепость» через сарматский и/или булгарский язык. Так могли называть и город Арс его жители – просто «город».
Каково же происхождение этнонима арс? Скорее всего, его принесли на Вятку потомки сарматов, одно из племенных объединений которых греческие авторы (Страбон, Птолемей, Плиний и Тацит) называли αορσοι. По мнению В.Ф. Миллера, это имя может быть выведено из иранского ors или uors «белый» (35б).
…Еще одно упоминание этнонима арс известно в связи с Хазарией. В 10 в. арсийцы составляли хазарскую гвардию (Бартольд В.В. 5. С. 829). Известно, что эти гвардейцы были мусульманами. Правда, неясно, были это выходцы из Арса или просто потомки аорсов, сохранившие свой этноним где-либо в другом месте.
Безусловно, «арская» проблема требует дальнейшей проработки, в первую очередь, с при-влечением казанских источников и уточнением арабских…
…В летописное время в южной части бас. С. Двины обитала заволочская чудь. Современные топонимисты связывают с этим этносом ареал гидронимов с окончанием на -юг, который ох-ватывает бассейн р. Юг, одной из составляющих С. Двины, и прилегающий район бас. Вят-ки. С другой стороны, в справочнике "Кировская область. Административно-территориальное устройство" (93) есть 3 населенных пункта с основой чуд-. Конечно, можно предположить, что они названы так от прозвищного имени (например, *Чудало или *Чудин). Но обратим внимание, что указанные ойконимы полностью укладываются в обозначенный выше ареал (дер. Чудалово Опаринского р-на, дер. Чудиновцы Мурашинского и с. Чудиново на севере Орловского р-на) за пределами этого ареала не встречаются. Т.о. с большой степе-нью достоверности можно считать, что названия этих населенных пунктов произошли имен-но от этнонима чудь. Исходя из "принципа относительной негативности", мы должны пред-положить, что эти населенные пункты получали свои нынешние названия тогда, когда боль-шая часть чуди была уже ассимилирована русскими либо, как говорится в преданиях, "ушла под землю", а эти села оставались островками аборигенного населения…

Comments

( 10 комментариев — Оставить комментарий )
borgheus
23 окт, 2009 10:57 (UTC)
Дополнение
Комментарии латыша Валдиса Эгле к работе С. Ухова. В целом хвалит. Интересно у него следующее:
«Арс – балтийское слово связанное со словом Вятка (Вята, Vieta). Слово ars является антонимом (противоположностью) слова Vieta. «Вята» означает пространство чем-то охваченное, «арс» – пространство внешнее, находящееся вне «Вяты». Этимологически близко слову «арт» – пахать, арии, арийцы».
Интересно, что в татарском языке слово «ар» имеет аналогичный смысл – «внешний». Напомню также, что по булгарским источникам к северу от «Внутренней» существовала «Внешняя Булгария», то есть, страна Ару.
Латыш видит смысл слова Вятка – как пространство внутри изогнутой реки. Глядя на карту, так оно и есть, Вятка загнута крючком. Правда, ему, видимо, неизвестно, что внутри этого крючка древних городищ относительно немного. Поэтому данная этимология сомнительна. Более вероятно, что Вятка означает «извилистая», хотя "великая" мне больше нравится. Интересно замечание о схожести происхождения этнонимов «латыши» и «вятичи». Правда, название вятичи относится к жителям верховий Оки 10-12в. См. сами: http://vekordija.narod.ru/R-UHOV.PDF 2,3 МБ
borgheus
23 окт, 2009 10:58 (UTC)
Дополнение 2
А. Г. Шарафутдинова
ИРАНСКИЕ МОРФЫ, ВОШЕДШИЕ В ЯЗЫКИ ВОЛГО-КАМЬЯ

«Много интересного в значении и происхождении топонима Арча и
его варианта Арск, фонетико-морфологической цепочки Арча, Арсания,
Ару, Арский-иль, Ар-Кала, Арское поле, Арча-Балик, Ар-Балик, а также
в истории самого Арского княжества. М.Г. Атаманов уверен, что в основе
названий Арск, Ару и т. д. «лежит этноним ар», обозначающий место
компактного проживания аров издревле. Мы бы посчитали, однако, что
выделенный этноним не имеет отношения к слову Арск, его правильнее
связать с уже обговоренным в лингвистической и этнографической
литературе предэтнонимом ариец. Слово Арск по многим своим признакам
соответствует тадж. книжн. арса - поле битвы, сражения; площадь, арена,
поприще [6. С.30]. Его этнокультурная историческая семантика сводится к
тому, что раньше при военных столкновениях, согласно древней традиции,
«непрошеных гостей» не пускали в города, а встречали на полях за чертой
селения. Отсюда, на наш взгляд, произошло название Арское поле (Арча
кыры) – название объекта, находившегося когда-то либо в самой Арсании,
либо в черте Казани.
Столь длинная фонетико-морфологическая цепочка названия Арск
образовалась, конечно, не сразу, а в течение ряда эпох. В ней наиболее
древними являются Арса, Арсания, Арск и Арское поле. Среди вариантов,
возникших позже, находится татарский вариант Арча, южно-уральское
название Аркалык < ар + кальга, которое может быть отнесено к ряду Ару,
Ар-Кала, Ар-Балик».
http://docs.google.com/gview?a=v&q=cach ... l=ru&gl=ru

АРСА: МЕСТО НА КАРТЕ
(К ВОПРОСУ О ЛОКАЛИЗАЦИИ ТРЕТЬЕГО ЦЕНТРА РУСИ)
Поискам третьего центра руси – Арсе – посвящена данная статья, в которой, в свете сведений письменных источников и археологических данных, рассматриваются существующие гипотезы о локализации Арсы и доказывается ее местоположение в Прикамье.
http://docs.google.com/gview?a=v&q=cach ... l=ru&gl=ru

borgheus
23 окт, 2009 10:59 (UTC)
Дополнение 3
В списке казаков верховий Дона есть фамилия Подосиной. «На вятской земле, по разысканиям атамана станицы Северюковской В.И. Меньшенина, казаки жили по реке Юг в Подосиновском районе». - Цитировалось выше. http://garshin.ru/history/russia/cossac ... ossac.html

Вот что пишут Подосиновские краеведы:
«….народ, названный новгородцами чудью заволоцкой обитал в бассейнах рек Мезени и Северной Двины, по берегам Лузы, Юга, Пушмы (заметим, вятские фамилии Мезенцев, Лузянин, Южанин - borgheus). Есть деревня Чудалово в Опаринском районе, село Чудиново в Орловском районе, Чудь – гора в Аникино Лузского района, - примеров очень много. По предложению Захарова население Лузской Пермцы и есть осколок чудского племени…
…У чуди также были шумящие подвески, но особой формы, характерной только для них. Археологических памятников чуди пока найдено очень немного. На Сухоне и ее притоках это Усть-Пуя, Корбала, Марьинская, Кудрино; в верховьях Лузы – Лойма и Векшор. По археологическим находкам можно предполагать, как выглядели когда-то обитавшие здесь люди, как они жили, чем занимались.
Это были люди среднего и выше среднего роста, предположительно светловолосые и со светлыми глазами, по облику более всего напоминавшие современных карелов и финнов. Про одежду мужчин известно немного. Они носили плащи, которые скреплялись застежками – фибулами, и кожаные пояса с металлическими пряжками, украшенные накладными бронзовыми фигурными пластинами. Женщины носили льняные длинные рубашки с открытым воротом и длинными рукавами, собранными у запястья; косоклинный глухой сарафан, головной убор типа обруча с твердой подкладкой их бересты. Женщины носили много украшений из бронзы – браслеты, гривны, височные кольца, перстни, подвески, серьги, а также стеклянные бусы. Кое-что из бронзовых украшений носили и мужчины. Интересно, что до 10 в. н.э. литьем из бронзы занимались женщины: литейные формочки находят в женских захоронениях.
Чудские племена владели гончарным и кузнечным ремеслом, умели ткать, обрабатывать дерево и кость. Жили, занимаясь охотой и рыболовством. Занимались и земледелием, выращивали неприхотливые северные культуры: овес, рожь, ячмень, лен.
Вот что пишет лальский историк И.С. Пономарев о чуди, жившей в наших краях до поселения здесь новгородцев:
«Были ли окрестности Лальска в то время заселены «Чудью», или новгородцы поселились в совершенно пустом краю, достоверно неизвестно, но нужно полагать, что окрестности Лальска в то время были уже заселены. Данные к этому следующие:
1) Сохранилось несколько преданий, что на поселенцев, новгородцев, нападала «Чудь»; причем одно из них добавляет, что, в один из набегов, «Чудь», вблизи Лальска, по молитве Лалетян к святителю Николаю, была поражена слепотою. Место это находится на выгонной земле города и до ныне называется Поклонною горкою.
2) Летописатель Сольвычегодска А. Соскин пишет: «думать и утвердительно заключить можно, что население Новгородцев и других российских народов в бывший город Чернигов (около Сольвычегодска) и уезд онаго было уже в обитаемое Чудским народом место».
3) Среди дремучих лесов в ближайших к Лальску волостях Целяковской и Папуловской и доныне сохранились следы пашни; но когда и кто жил тут, из местных жителей никто не знает, а слыхали от стариков, что будто в тех местах жила «Чудь», и будто бы, в последствии, «Чудь» эта, в избежании ли столкновений с пришельцами, или из нежелания принять христианство, или же, наконец, по малосилию, - отодвинулась дальше на восток и ушла к Сибири.»
http://www.podosinovets.ru/life_of_the_ ... ckaja.html
borgheus
23 окт, 2009 11:00 (UTC)
Дополнение 4
Историк Н. Хан в работе «К истории налоговых сборов на Вятке»:
«Где располагалась страна Вису (Ису)? В последнее время все больше и больше ученых связывают эту страну с Прикамьем. Арабский путешественник из Гренады, посетивший Восточную Европу в 1133-1153 гг., Абу Хамид ал-Гарнати последовательно описывает страну Вису и лишь затем народ и страну Йура (в современной литературе отождествляется со средним Приобьем, населенным в рассматриваемый период угорскими племенами). Источник сообщает о двух способах торговли Булгара с жителями страны Йура. Первый - посреднический, когда, например, мечи в Приобье доставлялись через Вису, и второй -непосредственный, когда тот же товар булгарские купцы везли в Йуру самостоятельно. Таким образом, согласно ал-Гарнати, жители Вису выглядят как равноправные торговые партнеры Булгара, до которого, по его словам, всего месяц пути [5, с. 31, 58, 59]...
Письменные источники, а также данные археологии и нумизматики позволяют высказать мнение о возможной локализации страны Вису в Вятско-Камском междуречье, между 57° и 60° с.ш. (см. рис. а). В этой связи сообщение арабского путешественника из Гренады о том, что "у него [Булгара] есть область [жители которой] платят харадж" [5, с. 32, 31], не оставляет сомнений в том, что письма булгарского эмира-балтазара Алмуша жителям страны Вису отнюдь не были проявлением благотворительности. На источник поступления налогов в Волжскую Булгарию указывает запись Ибн Фадлана, относящаяся к 922 г., о том, что "у них [жителей Булгара] много купцов, которые отправляются в страну Вису и привозят соболей и черных лисиц" [4, с. 138].
www.ras.ru/FStorage пдф В виде HTML

Замечу, что между 57 и 60 широтой лежит почти вся Кировская область. По сообщению араба Фадлана (см. «Путешествие к царю славян» ), посетившего страну Булгар в самом начале ее становления (922г.), на побережье Волги проживали колонии купцов-русов. Он дал красочные описания обычаев этих русов, которых обычно отождествляют с викингами.
borgheus
23 окт, 2009 11:03 (UTC)
Продолжение
«Он (Ибн-Фадлан) сказал: я видел русов, когда они прибыли по
своим торговым делам и расположились (высадились) на реке Атиль.
И я не видел (людей) с более совершенными телами, чем они. Они
подобны пальмам, румяны, красны. Они не носят ни курток, ни
хафтанов… С каждым из них (имеется) секира, и меч, и нож, и он (никогда) не
расстается с тем, о чем мы (сейчас) упомянули. Мечи их плоские, с
бороздками, франкские…» http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/fadlan.htm (стр. 78 и дальше)

Именно они плавали по северным рекам и осуществляли торговлю между булгарами и народами севера – страны Вису. У Гарнати зимой санным путем в Булгар для торговли прибывали сами жители Вису. У них наверняка были и свои суда, просто булгары летом не пускали их к себе из опасения. (Кроме того, меха – основной товар – зимой имеют лучшее качество). Учитывая, что наблюдения этих двух арабов относятся к разному времени – 10 и 12 векам – можно предположить, что русы из описания Фадлана поселились в стране Вису. Обратим внимание на совпадение описания цвета лиц русов и народа Вису.
С течением веков Арские русы приняли в свою среду выходцев из разных народов: помимо финнов, булгар и бродников. Смуглый южный тип появился на Вятке, видимо, в 12-13 в.
borgheus
28 сент, 2010 11:52 (UTC)
Отрывки из работы Л. Макарова
Благодаря многочисленным публикациям
восточных памятников мы имеем достаточно полный свод данных по
исследуемой проблеме, начиная с IX в., в которых древнерусское
население скрывается под термином «ас-сакалиба» (понимаемым, в
основном, как «славяне»), «славяне» и «русы». Основная дискуссия
ведется по атрибуции последнего термина, который норманистами
понимается как обозначение варягов-скандинавов. Однако, наиболее
ранние восточные сведения (Ибн Хордадбех, Ибн ал-Факих, Ибн Русте,
Ибн Фадлан) не дают столь однозначного толкования. Судя по всему, со
словом «русы» предстоит еще немало разбираться, поскольку существует
другая, более древняя историографическая традиция, прямо выводящая от
него этнических русских, славян по происхождению. Обозначение Ибн
Фадланом главы болгар Алмуша, как «царя ас-сакалиба», т.е. славян вряд
ли случайно. В этом плане уникальные сведения дает ал-Куфи (начало Х
в.), описавший арабо-хазарскую войну 737 г. и вторжение к северу от
хазар на земли славян. Это известие расценивается как нападение на
славян-именьковцев, вынужденных бежать с территории Волго-Камья в
междуречье Дона и Днепра., но частью оставшихся в составе населения
формирующей Волжской Болгарии (Кляшторный С.Г., 2006). О
смешанном тюрко-славянском происхождении болгар сообщают по
данным середины ХI в. Ибн ал-Джаузи (XII в.) и ад-Димашки (начало
XIV в.).
Русские источники представлены в основном летописным жанром,
содержащем сведения о внешнеполитических, торговых и религиозных
отношениях Руси и Волжской Болгарии. В некоторых летописях под 1229
г. упоминается христианское кладбище Болгара, а в «Казанской истории»
прямо сообщается о бегстве «черни ростовской» – древнерусского
славяно-финского населения – в Волжскую Болгарию от христианизации.
Автор считает некоторые уникальные сведения Никоновской летописи
достоверными. Тот же вывод относится и «Истории Российской»
В.Н.Татищева.
borgheus
28 сент, 2010 11:53 (UTC)
Re: Отрывки из работы Л. Макарова
Продолжение
«Поселения». Этнически однородных русских поселений пока не
найдено, но в городах и на ряде селищ обнаружены скопления
сооружений с преобладанием находок древнерусского происхождения.
Известно 41 поселение с находками древнерусской керамики, как
правило сопровождавшейся и другими этнически определимыми
предметами. Еще на 7 памятниках пребывание русских фиксируется по
традиционно русским бытовым вещам (крестики, иконки, острия с
кольцами и светцы). На 27 памятниках найдены предметы русского
импорта (шиферные пряслица, денежные слитки, украшения, оружие,
бытовые предметы).
Наиболее многочисленные следы пребывания русских людей на
территории Волжской Болгарии обнаружены в г. Болгаре. Еще в 1948 г.
А.П.Смирнов отметил в ремесленном квартале города славянское жилище
с находками XI-XIV вв. В 1953 г. в заречной части города исследованы
остатки древнерусского поселения середины XIII – первой половины XIV
в. – жилища ремесленников – ювелиров, металлургов, гончаров
(Хлебникова Т.А., 1956). Следы жилищ выявлены и на площади
городища.
Всего же в городе обнаружено 14 жилищ, а около одного из них выявлена даже деревянная мостовая шириной более двух метров (Смирнов А.П., 1974).Древнерусские керамика и вещи, а также кости свиньи найдены по всей площади города. В Джукетау древнерусская посуда найдена и в домонгольских, и в золотоордынских слоях (Полубояринова М.Д., 1993). Аналогичная керамика обнаружена в Казани (Хлебникова Т.А., 2000) В Биляре зафиксированы две жилые полуземлянки и несколько
хозяйственныхсооружений вокруг них, сопровождавшиеся многочисленным инвентарем домонгольского времени (Хузин Ф.Ш.,Валиуллина С.И., 1986). Древнерусская керамика и бытовые вещи золотоордынского периода выявлены С.И.Валиуллиной на Билярском III
селище, на Балынгузском (Торецком) III и Балынгузском IV селищах.
На сельских поселениях помимо керамики обнаружено немало вещей
древнерусского происхождения и связанных с ним предметов поволжско-
финского и балто-скандинавского круга. Основной вклад в публикацию
этих материалов внесли Е.П.Казаков. В последние 15 лет К.А.Руденко изучил более 10 болгарских селищ XI-XIV вв. в низовьях Камы на обоих ее берегах на площади свыше 2 тыс. кв.м
В елабужском Прикамье известны: славяно-финно-пермские
материалы: два погребения XI-XIII вв. с меряно-славянскими
украшениями из Котловского могильника и аналогичные находки из
сборов на Ананьинской дюне, Староселищенском селище, в коллекции
Е.К.Тевяшева, в погребении с пряжкой XII в. на Кумысской стоянке.
Отметим также Елабужский клад серебра, керамику XVI группы на
Елабужском (Чертовом) городище, некоторые другие находки на
памятниках бассейна р.Тоймы (Ютина Т.К., 1990)

borgheus
28 сент, 2010 11:55 (UTC)
Re: Отрывки из работы Л. Макарова
Продолжение
Жилища. Всего исследованы остатки 16 деревянных жилых построек,
три из которых (наземная в Болгаре, две полуземлянки в Биляре)
существовали в домонгольское время, а 13 из Болгара (4 наземных, 5
полуземлянок, 4 землянки) – в золотоордынское. Зафиксированная их
площадь 12,25-24 кв.м., глубина котлованов 0,6-1,7 м.
От некоторых из 5 наземных домов сохранились фрагменты дощатых
полов, подпольные ямы и глинобитная печь. 7 полуземлянок углублены
на 0,6-1,2 м, составляя в размерах 16-24 кв.м. В двух из них выявлены
угловые входы с земляными ступенями, облицованные деревом стенки,
очаги в центре или угловые печи. 4 землянки имели глубину 1,4-1,7 м,
площадь 16,5-21,5 кв.м. и аналогичные предыдущим вход, стены, печи и
дощатые полы. Углубленные дома, судя по ямам от опорных столбов,
имели двускатные крыши, как, по-видимому, и наземные сооружения.
Хозяйственные постройки Болгара и Биляра представлены ямами,
расположенными вокруг жилых комплексов. В заречном поселке Болгара
выявлены также фрагменты частокола ограды (Хлебникова Т.А., 1956), а
в западной части городища – деревянная мостовая шириной более 2 м
рядом с домом русского купца (Смирнов А.П., 1974)
«Могильники». Имеющиеся материалы малочисленны и
разнохарактерны. В 1882 г. казанские археологи П.А.Пономарев и
Н.П.Лихачев исследовали Балымерский курганный могильник с обрядом
кремации, оставленный смешанным славяно-финно-скандинавским
населением в X-XI вв. Имеющееся описание позволило Е.П.Казакову и
И.Л.Измайлову предложить свои варианты реконструкции одного из
захоронений (Казаков Е.П., 1986; Измайлов И.Л., 2000а). Еще в 922 г.
Ибн-Фадлан наблюдал языческие похороны купца-руса на болгарской
земле и это описание обычно проецируют на обряд Балымерского
могильника.
Следами миграции "ростовской черни", оказались многочисленные
вещевые материалы XI-XIII вв. на поселениях и могильниках
(Котловский, Кумысское погребение, находки в Танайке, на Ананьинской
дюне и в коллекции Е.К.Тевяшёва). О миграции муромского населения
р.Оки, свидетельствуют три погребения середины – второй половины X
в. из Танкеевского могильника.
Русская летопись сообщает об убийстве в 1229 г. в Биляре знатного
христианина Аврамия, которого "иде же и прочих христиан погребаху в
земли Болгарстеи" (Московский.., 1949, с.124). Это сообщение позволяет
говорить о существовании в городе православного кладбища (Халиков
А.Х., 1986), пока не обнаруженного. Известен один разрушающийся
древнерусский могильник – Христофоровский, где Е.П.Казаковым
выявлено 5 погребений предположительно XIII-XV вв.

borgheus
28 сент, 2010 11:55 (UTC)
Re: Отрывки из работы Л. Макарова
Славянская керамика (группа XIV по Т.А.Хлебниковой (1984))
проникает на территорию Волжской Болгарии уже в XI в.
преимущественно из Подонья, обнаруживаясь и в устье Камы (Болгар,
Семеновское I селище). В XII – первой половине XIII в. преобладает
приток древнерусской керамики из Владимиро-Суздальского княжества
(Болгар, Джукетау, Рождественское селище и др.), но она при этом
составляет в целом сравнительно небольшой процент керамических
коллекций: в Болгаре 1,2-5,4%, Джукетау – до 0,1%, Мурзихинское –
2,2%. В конце домонгольского периода появляется славянская по
внешнему виду, но с неславянскими примесями (толченая раковина,
шамот, навоз и др.) керамика, названная Т.А. Хлебниковой
"славяноидной" (Хлебникова Т.А., 1965) и отнесенная ею к XVI группе
(1984). Позднее эта керамика названа ею марийско-чувашской (1988),
Н.А.Кокорина считает ее поволжско-финской (1991), а Т.Б.Никитина –
марийской (2006), К.А.Руденко предполагал возможные ее верхнекамские
истоки (1992), но потом склонился к славяно-финно-пермской ее природе
(Руденко К.А., 2004б), М.Д.Полубояринова относит к древнерусской
посуде группы В (1993). Думается, последнее определение более удачно,
учитывая, что эта керамика всегда обнаруживается вместе со славянской.
Посуда XVI группы изготавливалась на смешанных славяно-финно-
пермских памятниках, о чем автор писал неоднократно (Макаров Л.Д.,
1984б; 1985; 1989 и др.), но уже на стадии обрусения финно-пермского
компонента. Интересно, что данная группа керамики единично
обнаружена в Болгаре, но увеличивается вверх по Каме, например, ее
больше на Рождественском селище, а в Джукетау она составляет 0,3% в
цитадели и 1,2% в пригороде. В золотоордынский период отмечено
весьма заметное увеличение древнерусской посуды и по XIV (до 17% в
Болгаре и других поселениях), и по XVI группам (пригород Джукетау –
до 3%). Кроме того, Н.А.Кокориной (1991, с.14,16) удалось уточнить
особенности выделенной Т.А.Хлебниковой ХХ группы керамики, в
которой отразилось смешение традиций тюркской (ХIII), славянской
(ХIV) и славяно-финно-пермской (ХVI) групп при участии традиций
тюркской общеболгарской (I) группы в конце золотоордынской эпохи
(Болгар, Сюкеево, Заказанье, Предкамье). И.Н.Васильева предпочитает не давать этнической интерпретации посуды XVI группы, отмечая только
вероятное участие в ее изготовлении русских, болгарских и финно-
угорских гончаров (Васильева И.Н., 1988; 1993).
borgheus
28 сент, 2010 11:56 (UTC)
Re: Отрывки из работы Л. Макарова
Окончание
Среди предметов славянско-языческого культа представлены:
славяно-финские шумящие, чаще всего, зооморфные подвески,
миниатюрные копии некоторых вещей в виде подвесок-ложек и подвесок-
топориков, а также костяные амулеты из клыков, зубов и костей
живетных. Эти изделия в основном бытовали в домонгольский период,
изредка обнаруживаясь и в более поздний.
Предметы христианского культа: кресты-тельники (45 экз).
энколпионы (15 экз., 2 оглавия), крестовключенные подвески (2 экз.),
иконки (12 экз.), костяная рукоять шила со знаком Рюриковичей и
крестом, писанки (более 10 экз.), церковная утварь, подсвечники, детали хороса, фрагменты подвесной лампады.
Бытовые вещи: осветительные приборы (коцея-кадильница,
подсвечники и светцы), острия с кольцами (не менее16 экз.), писало,
стеклянная посуда, оконное стекло, железные дверные накладки (6
фрагментов), замки и ключи типов А и Б, ключи от нутряных замков (4
экз.). Обнаружено также несколько сот пряслиц из овручского шифера.
Из него были изготовлены и другие вещи: бусина, игральная кость,
заготовка какого-то предмета, оселок, формочка для отливки ложновитых
перстней.
Железные сошники (15 экз.), характерные для обработки почв лесной
зоны, появились в низовьях Камы, очевидно вместе с русскими
поселенцами.
Обнаружено две костяных печати-матрицы XIV-XVвв. и одна
свинцова вислая печать конца XII или начала XIII в.
Из украшений отметим вещи, лично принадлежавшие их владелицам:
фрагменты оплечья из медальонов и бусин, звездчатый колт,
трехбусинные височные кольца, племенные славянские кольца
(пятилучевое радимичское, 2 ромбощитковых новгородских,
семилопастное вятичское, не менее трех браслетообразных и одно
перстнеобразное с «завязанными» концами смоленско-полоцких
кривичей). Другие украшения могли быть как импортом, так и личными
вещами выходцев из Древней Руси: металлические подвески (ажурные с
изображением птицы, коробочки-медальоны, монетовидные, лунницы,
зооморфные плоские и полые); стеклянные украшения (бусы, фрагменты
браслетов и перстней); изделия из янтаря (подвески, бусы и их заготовки);
металлические перстни, браслеты, фибулы железные булавки.
Элементы поясного набора: пряжки нескольких типов, некоторые
наконечники поясов и накладки, распределители ремней.

Предметы туалета представлены домонгольскими изделиями из
кости (двусторонними прямоугольными и трапециевидными гребнями,
односторонними расческами и их футрярами, копоушками с навершиями
в виде «петушиной» или неопределимой головками и разнообразной
орнаментацией) и бронзы (копоушкой с круглой лопаточкой с 4-мя
отверстиями).
Имеются нумизматические материалы: западноевропейские X-XI вв.
и русские конца XIV-XV вв. монеты и русские серебряные денежные
слитки XI-XIII вв.
Предметы вооружения отчасти представлены древнерусским
импортом. Это мечи каролингского и романского типов (типы Е, Н и S),
наконечники ножен, боевые и парадные топоры с инкрустацией, секиры,
некоторые типы булав и кистеней; фрагменты пластинчатого доспеха,
наносник шлема, умбон от щита, а также некоторые элементы
снаряжения всадника и верхового коня (кольчатые удила, шпоры с
колесиками, плеть с навершием в виде хищной птицы и «варяжским»
орнаментом, конские подковы, ледоходные шипы, детали оголовья коня).
Таким образом, в западной части Нижнего Прикамья выявлено
большее число древнерусских находок. Имеются основания связать
памятники этой части Волжской Болгарии с "серебряными болгарами"
русских летописей – одним из возможных болгарских племенных
объединений, имеющих в своем составе заметный древнерусский
компонент.

( 10 комментариев — Оставить комментарий )